?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

продолжение "not heavenns"

Оранжевая, до середины, лесенка, берущая начало у комода, вела к чердаку. Там жили летучи мыши, там жила и я … по оранжевой, более крутой части подняться тихо было возможно. Дальше, за ненужностью, распахнутыми дверьми начиналась коричневая часть. Щели, таившиеся в треугольнике стен, позволяли слушать кухню, да и меня ей. Беспощадно скрипящие ночью, в светлое время, казалось успокаивались и пропускали беззвучно. Нет, я ни когда не боялась замкнутых пространств, часами просиживая на жестких ступеньках, закрыв, не поддающиеся ключу, двери, читала, в обнимку с картонной коробкой кукурузных палочек. Прячась «ни от кого» днем искала там прохлады. Ночью старалась избегать. Пол жилой части, устланный выгоревшим линолеумом, обжигал в жару и придавал привкус воздуху, стоящему у дверей, ведущих на балкон. Старая кровать, занятая только ночью в период приезда «всех», большей частью была свободна, завалена журналами и неуютна. Раздвижной дверью отделялась от остального мира комната, в которой я прочитала лучшие книги, здесь я жила.
Без ручки дверь двигалась тяжело, но зарывал ее, я отделяла ту жизнь и эту. В пустой, маленькой комнатке с наклонным потолком, двустворчатым окном и почему-то (зачем?) двумя кроватями все было моим. Кукольными, так я, ни когда не жаловавшая эти игрушки, определила бы, пожалуй, предметы, оказавшиеся здесь. Двухстворчатый шкаф с серединным зеркалом подернутым трещинами амальгамы, с права ящики, с лева вешалка, был предметом пустым. Что я могла повесить на его плечи … футболку. Вся имеющаяся одежда, прекрасно уживалась на паре разнорожденных стульях и «другой кровати». Лампа близнец имела собственный взгляд на мир и не считалась с остальными, гордо запрокинув в потолок чепец плафона, не испускала свет на меня, а отражала его от потолка (к слову, так было удобно обоим). Кровать, не позволявшая читать на животе, была у стены, за которой и жили мыши. Я слушала их с утра. Маленькие, как выяснилось при личном осмотре, позже, они устраивались на ночлег все вместе, как черные тряпицы, развешанные случайным порядком. Звуки вечера добирались до места моей ночевки не сразу, сначала исчезал свет, как песок из верхней части часов, незаметно вытекая «в никуда», он оставлял меня с моей своенравной близняшкой и давал сигнал цикадам для начала песен. Менялось все, главное запах. Его лучше было ощущать с балкона. Путь, которым я туда попадала, четко определяла занятость прилестничной кровати. В случае занято я пользовалась окном, иначе дверьми, расположенными напротив ее. Столь потрескавшиеся створки были почти меховыми, выпуская вас на каменный прямоугольник балкона, издавали вздох, жалея не то о вошедшем, не то о вышедшем … Чем ближе было солнце, тем сильнее разница утро, день и вечер. Это было совершенно ближайшее. Утро я видела редко, только нелепостью случая не заснув, могла я оказаться здесь. Видеть игру в пятнашки цвета, облаков, не выбеленных солнцем. И этот солоноватый запах с моря и утренняя тишина, здесь … над всем миром, когда видны верхушки и даже крыши редки и … кажется, все легко и ноги не чувствуют, на мгновение, пола и … неба касаешься щекой … День все уплощал. Нити, натянутые для сушки подсиненных простыней, солнце отражало нотным станом на бетон. Запах разложенного шезлонга подавлял птиц и была какая то мирная томность в перевзмахах ткани и тени, стремящейся ускользнуть от тебя. … я проводила у моря день. Редко, заходила после … холодное молоко и книга. Все что оставалось от моря я отдавала словам. Вечер приходил с цветочной влагой и серой вуалью, ночником зажигая звезды, он давал звуки и отбирал цвета, выменивая их на тени. Мои знакомые мыши улетали незамеченными, только изредка можно было угадать их силуэт, хотя это могли быть и чужие … Озаботившись путем их выхода в ночь, не один раз я совершала экскурсию по темному чердаку, полного запахов и непонятных вещей из прошлых жизней.
За приоткрытыми занавесками, в которые упирался взгляд осилившего коричневую часть лестницы начинались тайны. Часы, без механизма, старые шляпы в коробках, сундуки к которым не нужен ключ и у всего есть истории. Большие деревянные перекрытия, в жару пахнущие смолой … сколько лет прошло, а запах все приходит. Лучи света, наполненные пылинками похожи на нити от огромного свитера, оставленного на растерзание времени. Не боясь темноты, даже совсем маленькой могла просиживать здесь часами, разговаривая с выдуманными ведьмами и «ни откуда» зная, что меня защитят, что бы не родилось в моей голове, защитят даже от моих же фантазий. Я на чердаке научилась слушать. Когда старые вещи привыкают к тебе они говорят … наверно. Темно. Я не жаловалась на духоту, интересно было всегда, словно за спиной предметы менялись местами и … можно было все начинать исследовать заново. У дальней стенки было единственное не случайное нагромождение коробок, там был путь «из…». Взойдя на верх (только не говорите взрослым), можно было, перейдя на чужую половину дома выбраться на улицу, в обход скучающих половиц, ключей и лестниц. Кому было дело … а я любила гулять. Ночь, обостряла запахи. Не пробовала, но уверенна, с закрытыми глазами, безошибочно, по запаху могла назвать часть сада в которой нахожусь. Если идти в большую беседку от ступеней, ночью бывших звонкими для босых ног, то последовательность цветов была постоянной. Не имея склонности запоминать по названиям, помню как фотографии. Восхитительные розы, темневшие от солнца, предваряли нечто лохматое, большое с маленькими, как колпачки от фломастеров, оранжевыми кольцами соцветий на толстых зеленых трубах. Три. Перед ними были маленькие красные, с ноготок розы, оплетшие штакетник. Дальше, пропуская желтые, шли розы любимого, не возможного цвета, называемого лососево-розовый, такие тонкие, что не понять как держали свои гордые бутоны. На углу, колючей гравиевой дорожки была семейка флоксов с моим именем, без иллюзий причинности (так звали не только меня, но и бабушкину дочь) я с ними мирилась. За ними же, в тени дома были единственно там видимые цветы, розовые калы. Не описать, они там просто были. Напротив, через умывальник, был душ. К вечеру вода в нем прогревалась и можно без опасения, ледяных капель, непонятно как уживающихся с плавящим солнцем, открыть кран. Дальше была малина, не много, но всегда. Овощи напротив привлекали слабо, хотя для помидоров я прятала непромокаемую солонку, не понимая, как можно есть это «так».
Большая беседка, скрывавшая от небесного любопытства стол, была в центре, между флоксами и помидорами. Там собирались посторонние отдыхающие, жившие в цокольном этаже, с ними я общалась до появления собственных знакомых из местных, тойсть не долго. О чем бы нам можно было говорить, они приехали посмотреть на море, я – поговорить с ним …
По другой стороне дорожки жили: гвоздики в старой кастрюле с отпаявшейся ручкой, какая-то, похожая на крапиву трава, с фиолетовыми листьями. Чайные розы, кремового цвета (почему чайные?), самостоятельные, розовые малютки маргаритки. Цветы с не выговариваемым именем, на грани фиолетового, после отъезда бабушки они умерли первыми, скучали … Оранжевые, красные, бордовые, белоснежные и снова чайные (другой сорт), розы сменяли друг друга до, уже упомянутых гербер.
Если смотреть на ворота изнутри дом будет по правую руку, не там где сердце. Неправда. Он внутри, он только там и остался сейчас … не понять мне, не поверить от невозможности «принять на уровне – да» что там чужие. Знаю, что сломали печку, вижу, закрыли балкон, нелепой крышей, они … (не оборачиваться!) … они закатали ее розы асфальтом, убили виноград …
Медленно, как в масле, переставляя ноги, мимо ступеней …
— Когда выносили рояль, задели за перила … и … он заплакал …
— да?
— было больно …
— и горячо.
— да
Еще пройти не много, шагов двадцать. Тени уже нет, да и босякам зачем, когда по гладкому, не живому … Калитка с зелеными петлями полу закрыта, большая часть да, маленькая нет … нет? Створка крениться … и … закрывается передо мной. Детство не отпускает. Глаза вниз, на небо и потом опять вниз. Резко, что бы без слез … положила руку на большую часть, ведь это много, отдать ТАК много … от себя, с силой, как живое прочь … второй раз за сейчас, ладонью открывая путь … тихо …
и только петли вослед
— горе, горе, горе …



26 января 2003г. 7:34 утро

Tags:

Comments

( 26 comments — Leave a comment )
d3sp
Jan. 27th, 2003 10:20 am (UTC)
ну почему ты так красиво пишешь... и почему так далеко..
heiga
Jan. 27th, 2003 10:31 am (UTC)
Re:
я не далеко ... просто расстояние воспринимается поразному, это ... этот дом, он -- мое детство, то что сделало меня такой, хорошей или нет, не мне говорить, но не жалею
когда ты читаешь мои слова, я стою за плечем, перелистывая страницы, не оборачивайся ... просто поверь ...
d3sp
Jan. 27th, 2003 10:38 am (UTC)
Re:
поверю...............
осталось стряхнуть усталость........
heiga
Jan. 27th, 2003 11:16 am (UTC)
Re:
я уже бросила пытаться :)
d3sp
Jan. 28th, 2003 01:20 am (UTC)
Re:
;)))) главное - не сдаваться ;))
heiga
Jan. 28th, 2003 01:26 am (UTC)
Re:
я теперь просто отдыхаю :)))
d3sp
Jan. 28th, 2003 01:46 am (UTC)
Re:
ты когда спишь вообще?
heiga
Jan. 28th, 2003 01:50 am (UTC)
Re:
сплю редко, у меня медицинское нарушение сна, живу как есть, иногда сплю, конечно, меня лечат советами типа:"хвойные ванны и не нервничать..." не помогает, хотя от бессонницы человек, вроде не умирает :)
зато сколько повода для писаний
d3sp
Jan. 28th, 2003 01:54 am (UTC)
Re:
мммммммммммммммм......... твой бы дар да на другой ниве попробовать ;)
heiga
Jan. 28th, 2003 02:03 am (UTC)
Re:
на какой например?
d3sp
Jan. 28th, 2003 02:06 am (UTC)
Re:
я уже упоминал одну возможность ;)
heiga
Jan. 28th, 2003 02:12 am (UTC)
Re:
ах вот ты о чем ...
я в бессонице неприятна :)
потом когда работы призраком крылатым шариться за плечами, толи это твои костяные крылья, толи бежать, бежать их ...
я когда работаю, тогда одна
когда нет ... тогда масса вариантов :)
d3sp
Jan. 28th, 2003 02:26 am (UTC)
Re:
я думаю, что все зависит от того, кто рядом ;)
heiga
Jan. 28th, 2003 02:32 am (UTC)
Re:
это уже вопрос не ко мне ...
но были те, кто жаловался :)
d3sp
Jan. 28th, 2003 05:12 am (UTC)
Re:
на твою бессоницу? ;) слабаки!
heiga
Jan. 28th, 2003 05:20 am (UTC)
Re:
я тоже так им говорила :)
d3sp
Jan. 28th, 2003 05:23 am (UTC)
Re:
;-)))) измельчал род мужской в последнее время ;)
heiga
Jan. 28th, 2003 05:29 am (UTC)
Re:
ну, ладно, ладно скорбеть то ...
все еще попадаются, вполне приличные экземпляры :)
d3sp
Jan. 28th, 2003 06:18 am (UTC)
Re:
да да!! нас немного осталось! ;)))))))))))))
heiga
Jan. 28th, 2003 06:20 am (UTC)
согласна :)
излишки скромности черезвычайно вредны ...
d3sp
Jan. 28th, 2003 06:38 am (UTC)
Re: согласна :)
нет такого качества у меня! ;)
heiga
Jan. 28th, 2003 06:49 am (UTC)
Re: согласна :)
не отвлекайся от работы, иначе ни когда не доберешся до внимательного чтения !-)
d3sp
Jan. 28th, 2003 06:51 am (UTC)
Re: согласна :)
я просто распечатаю и почитаю ночью ;))
heiga
Jan. 28th, 2003 06:55 am (UTC)
Re: согласна :)
обещаешь?
а как же коментарии, бумажной почтой?
d3sp
Jan. 28th, 2003 07:04 am (UTC)
Re: согласна :)
комментарии, к сожалению, емэйлом ;)
heiga
Jan. 28th, 2003 07:08 am (UTC)
Re: согласна :)
ок
( 26 comments — Leave a comment )