?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

коllаж

и мы трепались до рассветной ночи
и было странно оставлять ее зубную щетку и красться к лифту
а потом я бежала в школу, разметая полами пальто утренний серый цвет

потом я возвращалась обратно, с дипломом и набором случайных воспоминаний
и пузырьками шампанского и планами на второе,
на учиться еще и снова жить тут и спешить
и помню расширяющиеся глаза Н,
когда я уже карабкалась по лесам за табличкой для Белой Королевы,
которую я "вела" с начала классов и теперь она у меня и я не знаю, как ее передать...

и я купила сыр и мы пошли гулять к чайкам, с одной из самых невероятных Чаек не этого мира
и они, те, по нашему настоящие, чувствовали это и были там все
это ощущение стаи
эта иллюстрация к моему "кошки и голуби" и почти солнце!

и я все время смотрела на нее и украдкой делала фотографии
потому, что знала, как мне будет не хватать этих пересеченй пространства
и ее отрывистого, словно кашель
да, да, да, да-да...
и молчания

запах самшита и земли, самый любимый запах для сна и мыслей,
немного листьев на траве, и мягкость вечернего воздуха

помню сыр, овальная тарелка с разными кусочками и мед и тонкое вино и люди,
обтекающие наш угол и венский кофе, сделанный в Париже и разговоры о руках, балете
как плохо болеть и почему американцы настолько плоски
белая карусель с черными лошадьми и бесконечное
-- мне нужно твое плечо
...
и фотографии незнакомых улиц

мы гуляли по карте, по памяти, по Парижу,
а уходили в себя, за памятью, к следующим дням

я сидела у подножия Ники и смотрела на толпу, на людей,
фото-одержимых людей, на людей исторгающих вспышки,
застывающих в позах пароксизмов, агонизирующих желанием сказать "я видел"
и смотрящих только на свое отражение в окулярах,

я сидела рядом с каким то подростком, поджавшим ноги в ношеных джинсах и конверсах,
с бумажной картой на коленях и наушниках подключенных к нинтендо...
что с ним, что с нами, приходящими к Крылатой и отводящим глаза

мы потерялись, мы потеряли жизнь за шелухой целлулоида и микросхем,
кто теперь ценит камень, кто умеет слышать его
и соль, в падающих тенях

я слышала Ведьму по звуку затвора, по шепоту шагов, по свободе молчания,
видела ее на запах, через нее знала ветер и крылья и распахнутые паруса
в том мире ступени заканчивались пустотой
и выше всех нас, была Ника

мы ели невкусную утку и пили красное вино
ходили к Пампиду, что бы купить открыток и купили их там килограмм
слушали джаз в метро и улыбались
пили дома чай и рассматривали пережитые фотографии
и я выбросила в окно мысль, что она уезжает завтра