?

Log in

No account? Create an account

описание

круглая, двояковыпуклая таблетка белого цвета, со скошенными краями, покрытая оболочкой, с рисской на одной стороне, с гравировкой 155 с обеих сторон от риски



почему мы так редко оставляем недопитое шампанское наутро?
почему мы проживаем каждый день беспросветно до самого дна, не оставляя ничего на завтра
мы перестали печатать фотографии, заменив их ежедневным селфи
чтобы не пересматривать их, чтобы не возвращаться
мы перестали ходить босяком по живой траве, потому что у нас ментальная непереносимость наркотика, который раньше назывался «реальность»
мы ищем врачей, которые могут излечить нас от веры в сказки
мы учимся не реагировать на чудеса, отрицать восход и определять приход сумерек по электронным девайсам
мы жжём бумагу, чтобы не произносить слова
мы заплетаем волосы, чтобы ничего не досталось ветру
мы отказываемся делиться с кем бы они ни были
мы съедаем даже собственную блевоту, чтобы не отдавать ничего



_____________________________
* взято из инструкции к Дюфастону

Jul. 26th, 2017

я сегодня работала и смотрела что-то глупое (третий сезон вторая серия)) и было солнце

это замечательный фильтр всего лишнего. когда остаются только глаза и, может быть, немного бликов скорее скрывающих, чем объясняющих что-то на самом деле происходит все,
что не видишь -- можно придумать
это так просто
например, в моей ванной пол выложен черно-белой мозаикой, такими маленькими квадратиками, невидимыми по диогонали и когда я вхожу туда я редко включаю свет, чтобы не спугнуть их

и еще вдруг, мелким почерком

мне все детство говорили, что я плохая, гадкая эгоистка, что ради меня родители жертвовали всем, а я такая же дрянь, как и была
меня всегда спасали посторонние, я не боялась их -- только своих
один из краеугольных камней моей человеческой жизни был Художник, он довольно сумбурный персонаж и главное в нем не это, а эпизод когда, после лет пяти разно насыщенного знакомства я все еще упивалась тем какой же я мега урод и не давала счастью подойти ко мне
он схватил меня за голову, сильно зажал ладонями уши и заорал
-- ты не плохая!
-- ты не плохая!
-- ты не плохая!

я чувствовала себя моллюском в соленых брызгах и какой-то еще воде... и когда он уже отпустил меня, едва не оторвав голову, самое умное, что я смогла спросить это почему мне зажали уши
-- это чтобы ты не оглохла, -- сказал он
-- что бы продолжала говорить

я не знаю, что нужно кричать тебе, но я согласна стать посторонней, чтобы помочь тебе перейти эту грань и следующую...
в конце-то концов! мы же можем потом опять познакомиться
хочешь, я подарю тебе новые лампочки?

Jul. 24th, 2017

Душу никогда не будут любить так, как плоть, в лучшем случае — будут восхвалять. Тысячами душ всегда любима плоть. Кто хоть раз обрек себя на вечную муку во имя одной души? Да если б кто и захотел — невозможно: идти на вечную муку из любви к душе — уже значит быть ангелом.

Марина Цветаева

***
Любовь! Что только не прикрывается её именем! Тут и влечение к сладостно нежному телу, и величайшее смятение духа; простое желание иметь семью; потрясение, испытываемое при вести о чьей-то смерти; исступленная похоть и единоборство Иакова с ангелом.

Триумфальная арка Эрих Мария Ремарк

***
Если крылья не являются существенным элементом для определения разницы между ястребом и самолетом, тем в меньшей степени они могут служить для распознания ангелов

Габриэль Гарсия Маркес
сколько ты любишь своего М? я понимаю, что всю жизнь, но когда она началась?

знала ли ты его тогда, когда я появилась на твоем пороге с лампочками в руке?
когда нам больно, мы всегда обломки, словно отщипываем от себя по кусочку в надежде разделить боль, но она не делится. просто в какой-то момент мы перестаем отвлекаться на нее, находим то самое одеяло, через которое этой боли не прорваться
у меня были сложные отношения с моей Матерью, но см образ существа, накрывающего тебя(меня) одеялом это уже облегчение и я мечтаю об этом в каждую мою приходящую боль
... как только может мечтать обломок
мечтать о солнце, которое выжжет твою рану, мягким одеялом закрывая глаза, ведь против Солнца и чего не видно
я был в Риме ...
давно, помнишь мы говорили Рим или Венеция и никогда не одновременно! можно быть в Лондоне и Москве, можно жить в лесу и представлять себя в замке, но Рим и Венеция слишком рядом, слишком похожи, слишком велики
их нельзя совместить
был залит солнцем ...
когда мне везет, я завтракаю на рассвете, не в смысле, что рано, а в том, что мне в окна льют свет и тогда можно читать, а не пялиться в монитор на какой-то дурацкий фильм
и потом это совершенно особое чудо — смотреть, как солнце пробирается в комнату и пить кофе
нам надо позавтракать как-нибудь с видом на восход, что скажешь? только кофе и Солнце, смола и золото, вода и огонь, которые не спят?
давай поедим в Рим, снимем на пару дней квартиру с балконом, выходящим к Солнцу и будем сидеть весь день и ночь, а потом пойдем на восход на этот наш балкон (пусть всего на один рассвет, но наш) и будем ждать пока Солнце не накроет нас своим одеялом, пока не утопит боль в своем свете, пока оно не зальет этот Вечный город
а потом пойдем спать
как думаешь, может этого хватит нам на еще одну жизнь?
мне кажется, я могла бы провести время с тобой от Рождества, до Рождества просто говоря ни о чем, мы бы так сидели в креслах и читали, ты я и мандарины

я не люблю быть серьёзной в этом всегда какая-то срежессированность, словно уже было несколько дублей и ты всё серьёзней и драматичнее, как зрелый фрукт, а потом оп и ты уже на земле и до неба никогда не дотянуться
я не боюсь быть смешной. каждый уважающий себя Мюнгхаузен должен уметь быть смешным так, что бы ни одна собака не поняла где кончается нарядный камзол, а где начинается Джордано Бруно
я выдумываю людей, ты знала? -- все делают так. мы приписываем людям свойства и качества, наделяем их тенью и окружаем собой
я придумала тебя давным-давно, не чтобы управлять и даже не ради мандаринов, просто с тобой мой мир лучше, чем без тебя
слабое утешение, да?
знаю, мы не меняемся по прихоти других, может только чуть-чуть, очень редко или только по средам, если шел дождь и было нечем заняться
знай, что жизнь, как песок своими минутами обтесывает даже самых твёрдых из нас, а может тех, кто тверд в особенности
мы нелюбим толпу, но складываем её у себя, иногда отражаясь теми кем нас видят другие
если ты разберешь все эти мои завитки из чернил и захочешь отразиться в кошачьих глазах
знай — я придумала тебя счастливой.

простые вещи (бумага)

Проспекты, разговоры. Просто вещи.*
— вот видите, — нудила тетя доктор, опасливо держа в пальчиках кусок торшона, — какая у вас бумага странная, желтоватая, рыхлая... почему вы выбрали именно ее, а не какую-нибудь обычную...?
— обычной у меня нет.
теперь представьте,
что фильм о сумасшествии рыжих перервался
и я продолжаю, начатое пару лет тому как, повествование о простых вещах
сидя за тем же самым столом карандаш, с которого и стал виновником всего
я не понимаю значения слова обычный
в этом контексте — нет
если главное качество бумаги это позволять на себе писать**, то ТА бумага это позволяла
как позволяла, к ее чести, и многое другое от «вдохновлять» до«возить к психиаторам на осмотр)»
знаете, что самое простое в бумаге? то, что любые ваши действия над ней только все усложняют
и это неважно какого она изначально цвета и изготовлена из чего
просто она до вашей встречи была лучше
скорее всего
______________________________________________________________
* И. Бродский
** Бума́га — материал в виде листов для письма, рисования, упаковки и т. п.
каждый лист бумаги это чья-то судьба,
в которой, может быть, ты, делаешь ошибки
я прервала это разговор десять лет назад потому, что количество возможных эпиграфов превысило собой все возможные рассказы
нужно было начинать жить, а не цитировать чужие жизнь
чем я и занялась, не упуская, впрочем, из виду тот самый кусочек бумаги, который был проще некуда ровно до момента, пока надо было все это обернуть в слова
вещи всегда пороще до наших прикосновений, до вмешательства нас в их жизнь
бумага как квинтэссенция этой тезы
чем чище она, тем сложней начать, тем сильнее тянет извиниться и убрать ее в никогда не надписанный конверт
бумага дана нам, чтобы запирать слова
ловить, как мотыльков на свет и навсегда оставлять застывшими жизнями в сонном королевстве
точно как в сказке, только целовать их ни кто не придёт
как облака это души неба, так и бумага – лесная душа,

я люблю все это: облака, лес, бумагу.

я спрятала карандаш, отставила пузырек с лаком подальше, включила лампу и просыпала соль, что еще я могла совершить, что бы пробудить своих демонов?)
бумага... тут, как никогда, дело не в размере, тут важен тот, кто оставил на ней след
среди горы разных штук, бережно перевозимой мной по всем островам моего проживания, есть каталожная карточка с неполным десятком слов, сложенная пополам, которую я никогда не раскрываю, не перечитываю и даже не смогу сходу сказать в какой из многочисленных коробок храню
она был приложением к подарку, которого я уже и не помню, подаренного мне неважно когда, которое я хотела отправить вместе с упаковочной бумагой в мусор, но, помниться, тогда не смогла, стыдливо вложила в какую-то книгу и продолжила жить
что значило бы оставить ее специально? что такого мог изменить этот кусок бумаги, что не смог изменить человек, надписавший ее...
слова, как картина – они твои только пока ты пишешь их, переворачивая лист, ты отпускаешь их и они уже не принадлежат никому
я люблю писать письма, мне нравиться, что этот след остается помимо...
я редко перечитываю то, написанное, что у меня осталось, как не перечитывала эту не_открытку, отданную мне много лет как
потревоженная чернилами, бумага становится живой, словно в голема вложили душу, словно тот самый фосфоресцирующий на дне моллюск* был рождён для освещения именно твоих дней
можно сколько угодно превозносить натуральность бумаги, аутентичность чернильного состава слов и/или форму конверта, до той самой хрипоты обсуждать что лучше, рис или хлопок, угольный карандаш или экстракт секретных грибов
правда в том, что как только бумаги касаются слова, она становиться лишь
лишь хранилищем информации, чувств, отражением жизни
не больше, чем оттиском писавшего, не меньше, чем оттиском его
как некоторые верят, что фотографии хранят часть нашей души, так и я верю в буквы, образующие слова
бумагу возможно сжечь, но написанное на ней вечно
как...
пачка масла, две батарейки, хлеб, пижама
навсегда погружаются в небытие относительно нашего существования, в бесконечность подобных списков, галерею слов, в недосягаемое пространство для рук
мир памяти и остановки живых
бумага — это тень того, для кого собранны были слова
те, самые важные, пусть и не_совершенно_памятные
то, что остается, когда мы исчезаем, как море, заметенное снегом лет, и воздух расписывают те самые сосны, которые уже не перевести в страницы
мы растворяемся в нигде, пропадаем из виду*
я знаю почему храню среди чернильной болтовни ту,
не раскрываемую никогда
как мостик, края которого забыли по разным сторонам
что бы ни одна буква не выпорхнула в тишину
чтобы когда мое сердце остановиться, и часы уйдут
останется строчка текста в вышине —
______________________
* тут очень важно знать стихотворение Бродского

Шведская музыка
К. Х.

Когда снег заметает море и скрип сосны
оставляет в воздухе след глубже, чем санный полоз,
до какой синевы могут дойти глаза? до какой тишины
может упасть безучастный голос?
Пропадая без вести из виду, мир вовне
сводит счеты с лицом, как с заложником Мамелюка.
…так моллюск фосфоресцирует на океанском дне,
так молчанье в себя вбирает всю скорость звука,
так довольно спички, чтобы разжечь плиту,
так стенные часы, сердцебиенью вторя,
остановившись по эту, продолжают идти по ту
сторону моря.

1975

в шаге от Рождества я желаю вам
то, что хотела бы получить сама
улыбок, удовольствий, доброго вина
коротких ночей и теплых звезд

берегите душу, покупайте землю
вкладывайте в себя и не скупитесь на подарки

выберите то, что действительно важно и поменяйте все остальное

дерзайте, учитесь, влюбляйтесь, совершенствуйтесь
и не останавливайтесь, не останавливайтесь никогда!

хлеб и ...

...и красное вино,
вы думаете эта пара стоит дополнений?

а если хрустящая корочка, а вокруг везде воздух ­–­ естественный деко*р всех времен и народов и немного крошек, так... только что бы не заснуть
а если стекло разэдоковое на цапельной ноге, рядом с разверстым мякишем соблазна?
или скромный полумрак, окутанный цветом винной ягоды, и фоном пожирающий его вязкий белый с альвеолами исполненными дрожащим дыханием
может захлебывающиеся хрипом малые ягоды, налитой солнечной кровью грозди, да краюхи неряшливой часть
это таинство мучных коверн, проникающее путем ощущений и шепот волнения виноградных слез и их смех и то самое "ах...", когда начинается бесконечность
и падать навзничь и пить
и не помнить зла и быть ребенком не только ночью
хлеб и вино, все, что ни добавь -- все лишнее
молчать и просто...
просто и молчать.
нипочему
_____________________________________
* деконтатор -- Существительное, неодушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 1a по классификации А. А. Зализняка)

Leonard Cohen

под его музыку я падала в любовь и собирала себя после крушения
я плакала и танцевала, засыпала и разговаривала с ветром, ощущая его голос
у меня есть кассета с любимыми его песнями даже несмотря на то, что нет ни одного проигрывателя
у меня в памяти навсегда зал для его вальса
и аптечка, в которой никогда нет лекарств
он мой партнер, моя маска, мой боец и мой водитель
от тот, кто пел мне колыбельные и кто благословлял меня
он не ушел, он просто вернулся домой
и знаете, что я сказала ему во след?
— передавай привет, кто там с тобой, когда мы встретимся мы зажжем те котлы так что растопим звезды, а пока сделай темнее и выпей с демонами
I'm glad you stood in my way.


Tags:

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner