?

Log in

No account? Create an account

руки

И взмах его руки
на дне двора беспомощно мелькнет




1. у меня они есть
2. благодаря им у меня есть крестник и крестница
3. я размахиваю руками тем больше, чем лучше мой маникюр
4. если вы не видите моих рук, значит я лукавлю... или смертельно устала
5. я собираюсь выучить итальянский, что бы "дать волю рукам"
6. руки не для прикосновений, скорее для раздвигания пространства
7. мои руки танцуют
8. не переношу, когда руки мокрые, это как экспансия в мое внутренний мир
9. пожать руку для меня формальность, подать руку — открыть дверь в сердце
10. по тому как человек двигает руками ясно крылатый он или бескрылый


____________________________
* Бродский. Шествие.

мебиус

у меня был друг, любовник
наши отношения начались после того, как я рассказала ему странную историю про номера и галстуки
ему понравилось, ему понравилась сама идея и мы никогда не использовали ее
я помню он уезжал вскорости, как мы познакомились, и спросил, что мне привезти
-- прикосновение облаков, -- ответила я
с этого все и началось
мы разошлись на неделю, две
может быть месяц
а потом он  вернулся и все стало по другому, как будто этих двух недель не было
словно за них мы прожили совместную жизнь
просто каждый думал о другом и это сближало много больше, чем разговоры, соль, которую можно было бы съесть
каждый эти две недели прожил с другим
с тем, которого он придумал
с тем восхитительным другим
которого придумал себеCollapse )

холод

1) Амудсон писал, что человек может привыкнуть ко всему, кроме холода. соглашусь. он знал про холод больше нас, может быть со всех сторон.
2) мне бывает необоримо холодно, когда недосып. наверно это самая тяжелая часть бессонницы
3) холод изнутри -- разъедает тебя, снаружи -- делает меньше и как то заветренней, что ли
4) это одиночество
5) это пустыня, не важно какого она цвета
6) он никогда не делиться на два
7) это потолок, исходящий голубыми иглами
8) холод не может заморозить боль
9) это твердая тишина
10) это не вопрос градусов

Sep. 18th, 2019


мы изьяли окошко, обмотали края чьим-то полотенцем, и закрепили стремянку, у входной двери.

было смешно.

рассыпаться одуванчиками было вероятней, чем упасть головой в низ.

славное время...

у ее будущего мужа друзей не было, зато у Наташи их случилось с избытком. свидетельницей должна была стать Алена, но закончилось все группой клоунов в моем и Рера лице. как это случилось

— я не помню.

не сердитесь, я столько собиралась об этом рассказать, что куда уж там шашечкам домино, туда и карамелькам то монпансье не добраться...

это было в детстве, в студенчестве той золотой поры, когда картошка не звучит, как приговор; когда ночь можно променять на преф и метнуться к первой паре прекрасной и отдохнувшей; когда воздушные шарики заполняют улыбками и раздают всем!

про шарики: мы купили их ящик. не коробку! не думайте о нас плохо))) это было бесконечное количество, бессчётное и разноцветное.

Наташа велела исключить баян, сватов и коктейль из туфельки — все это мы учли. заказали внуков шопена в струнном исполнении + саксофон. музыку мы делегировали Фелу, мы же с Художником были ответственны за сведение жениха с ума.

ни кто не обвинит нас в лености. в тщеславии может быть, похоть — сомнительно, но не кинусь отрицать, я даже не буду спорить если произнесете чревоугодие, но уныние?!?

нет! в этом нас решительно невозможно было обвинить.Collapse )

лестница
1) она всегда вверх
2) это не вопрос ступеней, только погружения, внутрь
3) люблю закрученные лестницы, для меня это всегда улитки, да -- острые улитки
4) самая длинная, из запомнившихся мне лестниц, находиться в Сицилийском Кальтаджироне и состоит всего лишь из 142 ступенек
5) знаменитая Stairway to Heaven всегда казалась мне жутким занудством
6) высший этаж на который я поднималась пешком был 29-й этаж главного здания МГУ
7) смешное про лестницу это представить, как сквозь толпу идет женщина, держа ее  перед собой
8) она сложнее, чем дверь, это как не похожие синонимы
9) я знаю, что их делают из дуба, но для меня это всегда сосна. заколоть демона, выстругать карандаш, собрать гроб и расписаться
10) дома с вынесенными в отдельный столб лестницами лишены позвоночников

Jul. 24th, 2019

И так как мне мешают облака,
рукой дындып сложимши перед клювом,
не покажу вам с другом кулака
и ангелов своих не покажу вам.

И.Бродский

МАСЛЕНИЦА

если вы это видите, значит оно вас касается!)))
9-го марта, с полудня до полуночи, в известной вам квартире, будут раздавать блины!
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!!!
(вопросы, сомнения, пожелания -- лично, все принимаю лично)

Jan. 14th, 2019





но по зиме и по земле холодной
пустым, самоуверенным, свободным...
(Бродский. Шествие. поэма)

Алекса мы не вяли: за что он нам бы бесконечно благодарен, и даже пригласил на свою свадьбу.
Казалось эта «русская» забава должна была бы привлечь иностранцев, но так как ни кто не мог гарантировать медведей и балалайки, они предпочли оставить нас разбираться со своей культурой в одиночку


— я тут пробовала потрясающий горошек, недавно...
— это все, чем ты готова помочь обществу?
— это все, что я знаю про оливье)))


На самом деле, про закуску мы знали на гране достаточного, проблемы были с предполагаемым главным блюдом, но предлагаю начать с начала, а не скакать с сугроба на сугроб взбесившейся саранчой
Давным давно, в тридевятом царстве, нашем Московском государстве... король с королевой, царевичи там всякие, поварихи и портнихи, а так же королевская рать (естественно)... жили они, добро наживали и тут нам всем Юриев день и второй четверг на неделе. жаль, что уже ни кто не помнит «гения», протащившего идею встречать новый год за поросячий хвостик (учитывая, чем все закончилось — оно и не удивительно)
короч, одержимые на тот момент идеей русофильства, мы постановили встречать новый год в снегах, избах и с молочным поросенком на голо!

— а он белый будет? Ну раз молочный то...
— естественно, и с кисельными берегами в отдельной банке


[Мы были не готовы к войне]
Мы были не готовы к войне, к самостоятельной жизни на белом острове, ампутации рогов и копыт, но хуже всего! не задали себе ни один из вопросов:
— как именно готовить этого чертового поросенка
— что делать если все пойдет не так
И самый важный!!!
— какая будет температура в великом нигде, так опрометчиво выбранном нами для проведения означенного мероприятия???
Проблема где достать жертвенное животное не стояла, короли наших принцев и царевн могли достать все от Луны до белоснежных лошадей (упс, это спойлер следующей серии),
посмеиваясь, они сдали нам явки и пароли от домика в снегах, вызвали тех, кто настругал салатов, подарили доп ящик водки и отчалили отмечать то же самое, в тепло генеральских дач к проверенному коньяку, полнеющими друзьями, женами и юным непристойницам.
королевская рать доставила нас на вездеходе, оговорила время обратной эвакуации и убралась восвояси. Ни одной поварихи с нами не намастрячилось, так что состав был кратким и плохо подготовленным к реальности, имея в своем репертуаре больше слов, чем действий.
доставшаяся нам избушка содержала:
коллекцию валенок, заставляющая заткнуться матрешку любого достоинства, дешевенькую посуда из аглицкого фарфора и какое-то нереальное количество дров, словно соседний лес по тому и оказался полем, что весь его переселили сюда, аккуратно разложив стопочками.
мы дополнили картину парой банок одного салата, парой другого (это все были трех литровые банки, если что), веником петрушки и водкой в ящиках (что бы не побилась, как утверждал кто-то)... остального, типа хлеба и икры было по мелочи, мы же собирались быть Кривичами (или кто там, был законодателем первых мод...)!
разжечь огонь и распять над ним молочного Хрю нам удалось без проблем, Рер (единственный человек, обладавший руками в нашей компании) бодро соорудил шомпол, проткнув кого над в определенных местах и даже установил его в рогатках, дальше нужно было выбрать добровольца, чтобы регулярно поворачивать Крепостного, осуществляя равномерный доступ тепла к телу
что? А! да, на попе означегоно образца имелось фиолетовое пятно печати, что и вызвало у нас, таких всех на тот момент русских-русских, ассоциацию закрепившуюся в имя
вернемся...
никто не имел понятия сколько нашему крепышу чалиться над огнем (увы! это действительно был огонь, а не угли), но все более-менее жарили шашлыки, так что некоторое время мы подождать были готовы, и так как сидеть кружком было холодно, а ходить строем мы не умели...
мы посвятили себя созданию снеговиков.


нас было семеро идиотов, один должен был смотреть за едой (в идеале), остальные шестеро строили (катали) каждый сам за себя
это была компания эгоистов, группа тех, за кем с детства вытирали пыль, как только стопы их ног отрывались от пола под ними перекладывали паркет меняя имеющиеся породы на еще более ценные и вырвавшись из цепких лап цивилизации они чувствовали себя практически на луне, те другие шестеро (может быть пятеро или даже четверо, но уж четверо то без сомнения были леворукими за всех нас и еще пару прибрежных деревень))
Снеговики созданные ими были похожи на полк уродов, поклонявшихся ретроградной амнезии и кривым пятого порядка. выставленные в ряд они образовывали точную пентаграмму (да, я помню, что нас было семь и один должен был... он то считал, что ни кому и ничего... чем был занят шестой не спрашивайте, так как ни кто не соглашался назвать себя этим скромным именем у нас было двое пятых или пять вторых или не важно... это лишь уточняет представление о коллективе и ценностях)
мы пили и лепили, было холодно и как только мы останавливались, становилось еще холоднее
кушать особенно не хотелось, но когда первая ложка безвольно стукнулась о дно, исчерпанной ей банки, мы с удивлением обнаружили, что водка тоже находиться на грани элиминации... холод обкусал наши лица, снег проник в варежки, въелся в коленки, и казалось спинномозговая жидкость начала опасно густеть...
а крепостной и не думал колоться
причем буквально! наш молочный парень в мгновение ока стал не пробиваемым, наше «безответственное внимание» позволило огню облизать поверхность, что сделало отчаянно невозможным доступ к внутренней части тела, яблочко, зажатое в его пасти, морщилось нам в глаза, печать терялась на темневшей шкурке и мы, создатели снежных монстров, смотрели на пригорающий праздник злыми глазками
нож не позволял прорваться внутрь, желание победить копытное рвалось наружу и мы выпустили тяжелую артиллерию (в дальнейшем именуемую топором).
превозмогая робость и желание позвать bonna на помощь
мы избили тельце пронзённое лещиной дабы понять степень готовности, дабы не пропустить момент накрытия поляны парадным сукном
он не был готов! он не был готов ни в какой степени, даже малейший намек на готовность отсутствовал, повергая нас в печаль, а любые мечты о горячем изчезали, как динозавры под взглядом ледника


— я планирую стать мусульманкой...
— ага, сразу, как протрезвеешь и оттаешь


у нас заканчивалась очередная банка салата, мы перестали разливать водку в бокалы и пили ее из горла, грея во внутренних карманах, пальцы окончательно потеряли чувствительность, дров все еще было бесконечно много, но сил веселиться не оставалась,
очевидно по той же причине мы не перегрызли друг друга
— не знаю как вам сказать об этом, но сейчас 0:32
— к черту реверансы. мы просрали Новый Год!
новость не зашла, она не удивила, не потрясла, молча плюхнулась в перемолотый ногами снег и околела. в тот момент это не было важным, важным не было уже ничего. нам хотелось в тепло, сухость и что бы уже перестало нести паленой щетиной.
рассвет мы встречали трезвыми, похрустывая кристаллизовавшейся свеклой и отмахиваясь петрушкой от предложения налить.
сани, отправленные за нами прибыли вовремя, на тот момент мы были собранны и построены в колонну по два.


— увеселились?
— скорее пропитались опытом


поросенка обезображенного костром и проклятого нашим терпением мы передали поварихам, кои по мановению их просветленных рук, превратили кошмар в яство, очищенное от закопчённой в камень кожуры и сдобренное картошкой, кое мы жадно сожрали на завтрак второго дня (он состоялся ровно в четыре вечера и сопровождался горячим чаем, водку мы не могли видеть еще дня три).
это был не плохой новый год, не худший и он поселил в нас желание образовываться, умения предвидеть и жгучую потребность в чём-то категорически другом, что мы и воплотили на следующий год
под патронажем, все еще не окольцованного, Алекса, под крышей хорошо отапливаемой территории, при участии поварих, портных и даже берейторов...
от ночи сожжения молочного крепостного нам оставалось 362 дня, что бы все придумать, спланировать и несколько раз все это поменять.



что касается яблока, кого интересует его судьба, оно все досталось мне еще в лесу, и знаете, это была лучшая часть крепостного, как до, так и, признаюсь, после вмешательства обученных рук, что приводит нас к мысли
есть вещи, которые нельзя испортить, для остального существует простой рецепт
«возьмите молочного поросенка в зимний лес...

июньли





если говорить про июнь, про всё это начало лета, про то как оно действительно начинается...
я думаю это бессознательное
вот это всё: открой глаза, цвет, мордой в снег
это все такое рождение.
как ребёнок ему когда его достают, этот свет это же совсем другое, не то что ему сниться
и у меня так.
да появляются запахи, вкусы, цвета, вообще освещение из темноты, а потом становиться действительно больно
вот это для меня
лето
когда ты, прям до мозгового столба
когда ощущение, что иголка она по всему телу одна и та же
как будто тысяча пиявок льются по венам
вот это наверно лето для меня
мне, когда я еще была очень маленькой
казалось, что вот я уезжаю на юг и там просто хорошо
и все это здорово, и что бы отдохнуть от этой школы, которую я, что греха таить, терпеть не могла
этот класс весь с бесконечными этими всеми гусями унылыми, тупыми идиотками, котором просто меня было не понять
тогда то я считала не так, тогда то мне было всего лишь одиноко
мне так не хватало этого вот «друзееееей» таких всех обросших кавычками, как махром...
тогда то мне казалось...
да я не помню,
помню — было плохо и я выживала, как могла и все это было, как и прошло
сейчас смысла нет об этом
[мальчишки]
я не любила школу, а вот лето, когда ты приезжаешь и там прямо вот
ты выходишь из самолета и чувствуешь корону... хааа...
и такое ощущение, что можешь все!
и Танька, и эти все мальчишки
как я любила Адлер!
боже мой...
БОГИ, Я БЛАГОСЛОВЛЯЮ ВАС ЗА ТО, ЧТО ЧТО У МЕНЯ ЭТО БЫЛО!!!
я люблю вас за то, что вы такие крутые, вы так умели показать зачем жить
и так это было прямо по настоящему!
а потом,
когда вы это все от меня убирали, когда отнимали у меня все
и я опять в этот долбанный класс, эту школу и в пустоту и ногами по углям, и...
— что же вы делали?!? вы! ...с девчонкой справились? молодцы... круто...
а я входила в класс, как на бойню и даже в сентябре было тяжело
начинайся весь это бардак октябрем, я боюсь не сдюжила бы
я думаю лето это и была та кузница, в которой закаляли меня
мне показывали, как оно может быть и отнимали
— вот... пробуй, но не глотай. хорошо, глотай*, глотай! дитятко, и знай, что больше у тебя такого никогда не случиться!
вот она боль.
знать, что этого никогда не будет, увидеть как и знать, что — нет.
не для тебя.
я любила лето. я любила эти глаза, смотрящие на меня
я, даже расскажи мне о последствиях, не отказалась бы от этого
ни от собаки, ни от кладбища, ни от дурки, ни от этой тишины, когда все все знают и никто не может изменить
я бы ни чего не поменяла
я бы так и осталась
дома одна.
я любила летние месяца, чего бы они не стоили
за весь это календарный бред, за всю эту ахинею: девочки-мальчики
я хотела остаться собой, я и осталась
глупо говорить, счастлива ли я теперь
мне не с чем сравнить
у меня у Кошки одна жизнь.
в ней наверно девять историй, промокашек, почеркушек, чего угодно, но я то одна
я одна
— я одна, Господи, все как ты хотел
Я ОДНА
я в такой пустоте, которую не придумать, я просто тут в тишине
за чертовым яблоком**
господи как смешно, как смешно...
я одна, это значит каждый шаг меня сюда вел
все, все, все, что помню, все решения, все принятое, все отринутое
и я, как тень от веретена
сколько крови не подливай, а оно все точкой стелется, мелиться
я одна и выбор всегда одинаковый
могу дальше идти, могу здесь остаться
все, что я хотела сказать про лето оно очень простое
это когда тебе показывают или ты, или больше никого нет
вот она правда
или ты сам из себя или не будет ни кого в помощь, никогда
я любила, я мечтала, я во что-то верила и проклинала Этого потом почти всегда
я хотела быть счастливой — смогла
потом это кончилось и все опять к тому самому вернулось, выше только
а точка та же
я одна
ты мне это специально, Господи, да? что бы учить меня дуру мордой в стекло?
я понимаю сейчас, что лето это просто пустое
когда ты расслабился
и на спине
и смотришь на небо
а в тебя МЕЧ...
и ты как хочешь это переживай
как хочешь придумывай
когда тебе, что бы ее не сносить, голову собрать надо
что же я думала то такого всегда много?
что же я песни эти чертовы пела?
что же ленты, ленты то вокруг меня вились, да не душили?
для чего, Боги мои, вы все в хороводе стоящие боги, этот июнь придумали? что бы я сентябрь пережила?
что бы в Ноябре не растаяла
что бы в Марте головой вниз рухнула
и Маем, собирая осколки создала себя
и в меня острое лезвие
горячо...
мне то почти всегда холодно, а тут горячо, Господи
вы все там, вам не тесно ли, вам не хлопотно, мою жизнь то придумывать?
оторопью, пустотой, дробью, оторопью
этой маленькой моей осенью
я не знаю, как живу
наверно на рефлексах все, на не понятных каких-то...
зачем главное не понятно
Июнь — пустой месяц, Июль — полый, огромный, как корабль
давно утонувший не знаю как, что
не на глубине, на какой то песчаной отмели и вот лучи, достигают, дразнят
июньли
колет что-то иглами длинными, ледяными, прозрачными, синими
прямо насквозь
так сильно, так больно, что к небу даже ближе
довольно воздуха, спасибо, что слушали, что услышали
да, я не переносима
для самой себя
можно, пожалуйста, я еще немного посплю. до сентября дойду, а потом навсегда в песок уйду
я так долго жила не понимая этого лета
что не понимала -- богов то нет
их нет, это все я сама
я сама
придумала себя
я просто хотела быть счастливой, счастливой...
не смогла удержать
как это все можно понять, правда?
как это... у каждого из нас свое другое
и вот эти всполохи, танцы, всполохи, вкусы
это же все мы по разному...
как люди вообще находят себе пары?
ведь, сколько ни старалась я, ни чего себе не нашла
наверно надо просто жить, ни кого не судить
тихо прясть нить
а я все мучила веретено
то то, то это, то одно
словно все проклято
хотелось чего-то живого, ан нет
только такой ответ
месяцев двенадцать, двадцать, суть не вожнв...
просто
я всегда
одна
.
__________________________________________
* из кф "Адвокат дьявола"
** Aple Mac
зы. к сожалению буквы так и не научились передавать эмоции и тем кто... я готова это прочитать
здесь
пароль 4250v12
конкретно эта вещь "сама пришла"

навсегда

— а ты не можешь подождать до сентября? — я пыталась шутить - это был плохой признак
— и испортить тебе еще один месяц?
это носилось в воздухе с зимы,
мы катались с горки, пили глинтвейн, ели шпроты, отмечали Рождество
прошла выставка всех портретов, мы станцевали на набережной, презрев гравитацию
у меня начала проклевываться личная жизнь
он в третий раз вернулся из Америц…
сброшенное под эту гору колесо, наматывало наши жизни, набирая ход
нам предстояло развестись в разные континенты
до покупки билетов, все это было не более, чем сферическим конем
сейчас он обрастал кожей, пчелами и осклизкими кусками обещаемой пустоты
[шерсть на холке покрывалась инеем]
шерсть на холке покрывалась инеем, заставляя плечи сходиться в судорожной попытке взлететь
разговоры заполняли все, молчание, сны, бульварные коридоры…
мы старались наговориться впрок, строили планы на осень
обещали писать
казалось между лопаток завелись жуки короеды и они шествовали в гости из позвонка к позвонку
иногда входя в узкие врата чувствовала на каком-то подкостном, как ломала перо
было ощущение, что из меня что-то уходит, физическое ощущение шагов в тишине, особенно было страшно по ночам, наверно от того, что из горизонта проще выйти
веселость срывалась в истерический смех, приходилось зажимала рот руками, что бы не орать на небеса
— отпусти, отпусти, прости… — ветер, сорвавшейся отверткой, впивался в пальцы, грустил, проливаясь раскалённой смолой
на границе сознания все время что-то горело
на границе малодушия занимала себя всем, тысячи встреч, проектов, решений, принятых окончательно и взволнованное не желание объяснить почему ни куда не хочу уезжать из города, пробовала носить пиджак — было жарко
— никогданикудавникогдатольконеда…
Он запаковывал и распаковывала коробки, писал завещания, хотел постричь волосы, раздаривал коллекцию футболок, сбегал с собственных вечеринок
воздух был как шаткое равновесие карт — во что ни играй все равно засыпет, не хотелось говорить погребет
от Фела слышалось:
— хоть ты помоги ему хоть, на меня покричи, разбей что-нибудь… может легче станет… ни у кого же нет сил, вы как омут в соединяющихся сосудах, которые на разных этажах. не понятно засосет или взорвется… к вам ни кто даже подходить не решается… только у меня, вроде как «без выбора»
— думаешь, я дрянь? да? да если бы и да…. мне бы плевать было, а ощущение, что плюнуть нечем, внутри, только песок и иглы — я уходила в шепот, теряла слова, давилась запятыми, которые, как пиявки высасывали мое «внутри»
я так и не смогла придумать противоположность слову «ожидание», которое бы выражало чувства собравшихся на прощальный кофе
— буду чай, — сковырнула молчание я
граненый, как с водкой стакан вершил всю абсурдность крагом не развернувшейся заварки
день был как все последние, выдышанной, линялой, порожней бутылкой, в которую ни кто не написал слов
порогом неизбежности был билет в один конец, лежавший в его кармане, казалось, что сегодняшняя дата на нем из другого сна
мы сидели с одной стороны стола, как приглаженный терпеливой, мокрой рукой попугайчик, мается на полу клетки, жердочку в которой перегрыз сам
самое страшное приходит не через вопрос, оно случается неотвратимо, как утро, как хлопок одной ладонью, когда пальцы сокращаются, а звука нет
так входит, в еще секунду тому как живую комнату, тишина
— вы заказывали такси. я приехал.

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner