Category: дети

crossing

почти …

Сто обещаний, сто праздников, сто
Слов. Это можешь с собой унести.
*
…ни фейерверков, ни громких фраз, ни суеты — аккуратно выводил принтер на праздничной бумаге…

стрелки часов пританцовывали, лампа согласно кивала, календарь обреченно дремал… в доме творилось волшебство. Это можно было бы отрицать, если бы это хоть что-то меняло… ножницы вырезали причудливое из бумаги, карандаши толпились готовые поучаствовать в любом моменте. Цветы превращались в само любопытство, мягкие игрушки крадучись спускались с книжных полок, книги кокетливо вздыхали. Фотографии понимающе улыбались друг другу, скотч пританцовывал вокруг кубиков льда, солонка поглядывала на настоящий снег, и то, как маленькие искорки счастья собираются в снежинки и строят рожицы через стекло…

Collapse )
oreille

* * *

выворачивая душу как горизонт на бегу, на изнанку,
берегу
на том, который высок, в висок
остановиться — разбиться
Collapse )
bras

Мальчишки…

Он сказал мне: «слушай, может тебе просто хочется помолчать?
Может именно по этому, ты все время разговариваешь…»

... я всегда любила мальчишек
самых разных, взрослых и смешных, забавных, молчаливых, внимательных и посторонних. я их просто любила
все равно любить, за что-то невозможно, вот и я любила даром
это не исповедь, потому что, по моему мнению, исповедь всегда подразумевает покаяние, но я не каюсь…
Collapse )
...simple

Это не много о свободе …

Старый дом и босая девушка… Дом так стар, что деревья проросли насквозь, внутрь стен, сквозь солнечный свет, они так давно вместе, что их души отражают друг в друга. Она молода, уже не девочка, но еще ребенок, верящий в мир (в то, что у всего есть душа). Они вдвоем: дом, в котором растут деревья, как старый сад, отпущенный на свободу, и девушка, ходящая босяком, разговаривающая со стенами и цветами, история вокруг нее и она часть новой истории. Она не ответственна за души, она просто говорит с ними.
Для нее это не сказка, а всего лишь жизнь. Она не выросла здесь, она пришла случайно. Она не нарушает тишину…
падающие листья, плети лиан, полумрак … открытые окна не преграда, не приглашение, ветер осторожно заглядывает подсмотреть … и, не потревожив, убегает от …
Ей любопытно и спокойно.
Запах павшей листвы в ладонях жаркого света и разноцветная тень.
Дом уже был, он начал жить еще до … и, может, останется затем …
Время было наблюдателем, иногда оно роняло камни, забирало воду, но разве это делает вещи такими, какие они есть, время было гостем …
Девушка внутри дома, жизнь внутри жизни, как свобода внутри свободы, вместе и параллельно …
Она смысл его жизни, она и есть его жизнь.
Кожей, чувствуя прикосновение тишины, она здесь просто живет, возвращаясь и уходя в своих мыслях из этой комнаты из этой жизни …
Так много было света, что она устала его бояться …
Улыбка на ее лице это тени, отброшенные ревнивым солнцем. Ее силуэт в глубине комнаты похож на гибкие ветви, держащие друг друга. Свет делает из всего силуэты. На ней что-то длинное и прозрачное как воздух. Все, что есть особенное в этом доме это девушка, слушающая разговоры ветвей. Здесь нет дождя, этих слез неба, только тихая влага воспоминаний …
Паутина, ставшая ветвями, листья, заменившие стекла. Зеленая дымка, оставшаяся от прошлых лет. Молодость, питающая мудрость. Только совершенно разные вещи равны.
Трещины на стене превращают ее в карту прожитой жизни.
Память эта та свобода, которую у нас сложнее всего отнять ...
Падающие листья это музыка, которую слышат только деревья. Ветви забрали пространство. По комнатам разлит уют, который она принесла с собой.
Память – странная вещь, она рождена тобой, но ты над ней не властен. Листья, опавшие с ладоней деревьев, подобны описанной жизни, но их нелегко прочесть.
Пока она здесь, сердце бьется. Так много не открытых дверей, так мало, в сущности, выбора. Уйти или остаться, помнить или нет …
Дверь не должна захлопнуться, пожалуйста, … не допусти пустоты
… она убивает, в одиночестве тепло живет не долго.
Память и теплые следы ног на опавшей листве
… следы памяти